?

Log in

No account? Create an account

Жизнь как приключение

Previous Entry Share Next Entry
Безенгийские похождения. Часть 3. Заключительная.
olly_ru

Наконец я подхожу к заключительному этапу своего повествования. На этот раз мы взяли фотоаппарат, поэтому в этой части будет много фотографий и мало текста :)

Уллу-Ауз-Баши (4679 м), 5А.

 Недаром говорят, что утро вечера мудренее. На утро я уже не злилась на Андрюху. В конце концов, он принес вещи со склада, взял нам комнату и вовсе не обязан был после всего этого бегать по морене в поисках меня. Наверное.

Большую часть дня мы тупо провели в лагере – отдыхали. Только что с Уллуауза вернулись ребята из Демченко и МЭИ. И вот теперь один мальчик, отечески посмотрев на меня сказал:

- Не надо вам туда, там такое….

Потом он захлебываясь от восторга и ужаса и от восторженного ужаса рассказывал:

 - Там лед сперва градусов 50, потом 60, а в верхней части вообще встает все…

Чудом как-то до нависаний не дошло. Чуть позже, когда рассказ пошел по третьему кругу, он признался ,что это его первая пятерка, и она произвела на него неизгладимое впечатление.

Его конечно понять можно. Даже когда смотришь на этот маршрут из лагеря, выглядит впечатляюще, а как уж там, даже представить сложно…

 

Все проблемы с выпуском после наших подвигов на Миссес взял на себя Андрюха. А заодно и подготовку снаряжения и прочие неприятные обязательности. Я же ходила по лагерю, фотографируя цветочки его мега фотоаппаратом (надо же было им хоть когда-то попользоваться, раз уж на восхождения мы решили его не таскать), общаясь с людьми, пытаясь между дождиками высушить хоть часть одежды и думая как же выпускаться у доктора с таким кашлем.

К вечеру все вопросы кроме впуска у доктора были решены. Нам даже в учебной части показали на компьютере подробные фотографии подхода под маршрут (подход тот еще) и самого маршрута. Заодно убедили нас, что нынче все маршрут ходят исключительно по льду, обходя скальную башню. И это не читорство, что я пыталась весь день доказать Андрюхе, а нормальный вариант маршрута. Итак, к двум огромным баулам оставленных в лагере вещей (сколько же у нас оказалось ненужного барахла) добавилось еще и почти все скальное снаряжение.

Выпуск у доктора прошел на этот раз тоже весьма стремительно, что поразило меня до глубины души. Ага. Рано радовалась. Через пять минут после того как подписал нам маршрутный лист, Матвеев отловил меня и предложил пройти в его кабинет где голосом доброго дядюшки сообщил, что не хотел компрометировать меня перед товарищем и поэтому подписал нам лист, но кашель мой ему совершенно не нравится. Вот спрашивается, где логика? То есть это нормально подписать лист и тут же сказать, что идти нельзя?

 Дальше снова приседания, махи руками, вдох-выдох… Многочисленные тесты и прослушивание вроде убедило врача, что кашель мой для общества не опасен.

- А вы с маршрута уйти сможете, если вдруг болезнь начнет прогрессировать?

Я представила километровую стену льда…

 - Да в любом месте вобщем-то…

Таким образом с напутствием постоянно проверять в какую сторону развивается болезнь путем приседаний с особенными выдохами, взятым честным словом, что если что, то мы вниз и перцовым пластырем на груди врач отпустил нас на подвиги.

 В этот раз общественные вещи делили не поровну, а по справедливости. То есть Андрюха набрал всего до фига и мне оставил чуть-чуть. На самом деле общественных вещей у нас уже было не так уж и много – еды и газа вообще минимальное количество, две веревки, палатка, ледобуры, оттяжки, немного скального снаряжения. Но все равно, вес рюкзаков значительно различался. Поэтому утром я бодро отправилась вперед, а Андрюха потихоньку плелся сзади.

И снова на подходе нас накрыл дождь, туман… Погода была на удивление стабильной. Подход же отличался от предыдущего абсолютной безлюдностью и во второй своей части отсутствием нормальной тропы. Из тумана на меня выплыла огромная башка с рогами. А затем и ее владелец – козел впечатляющих размеров. Его взгляд не предвещал ничего хорошего. Поэтому я предпочла бочком-бочком обойти его и стадо, которое он видимо охранял.

Место ночевок представляло из себя унылую морену. По идее прямо перед нами должна была начинаться наша стена, но из-за тумана ее совсем не было видно. В час ночи был назначен выход на маршрут, но что-то подсказывало нам, что никуда мы не пойдем. К тому же в лагере нам сказали, что одновременно с нами на маршрут выйдет еще одна двойка и т.к. им не дали рацию, нас попросили без них не уходить и за ними присматривать. А они, судя по связи, еще из лагеря не вышли. Сеансы радиосвязи, еда и сон стали нашими единственными развлечениями.

Дождь до утра не прекращался, и естественно мы никуда не пошли. Впрочем он не прекратился и на следующий день. В краткий просвет я попробовала пройти в сторону начала маршрута, чтобы разведать дорогу, т.к. подходить под маршрут предстоит в темноте. Ага, в тумане или в темноте – разница небольшая. Поэтому маршрута мы так и не увидели. К вечеру одурели от сна и еды и решили, что ночью выходим при любой погоде. Вобщем полностью повторялась ситуация с прошлым нашим восхождением, что внушало надежду. А когда в 9 вечера на ночевки пришли наши коллеги и накормили нас гречневой кашей, Андрюха вспомнил как перед Миссес нас тоже кто-то угощал гречкой. Тут мы решили, что несмотря на козни природы, удача на нашей стороне и завалились спать.

Час ночи. Просыпаться в такое время – бред. Еще бредовее завтракать. А уж убедить себя собраться, собрать палатку и куда-то идти… Но мы ж упертые. Распихали имущество по рюкзакам (имущества немного, поэтому поделили все поровну) и пошли искать начало маршрута. Сергей и Гена – наши коллеги – тоже явно собирались последовать нашему примеру.


начало маршрута

Берг и начало маршрута выглядели крутовато, но в темноте вообще не страшно. Поэтому немного посовещавшись куда лезть, оставив Андрюхе вторую веревку, позвякивая внушительной связкой буров я полезла наверх. Темнота полная, ничего не видно. Я почти сразу ушла за перегиб, так что фонарики людей тоже исчезли. Где Андрюха, что он делает? Веревка все не кончается. Вдруг сзади меня появился фонарик. Тут я поняла, что идем мы, как договаривались, одновременно и судя по количеству буров идти мне еще долго. Так мы и шли, потихоньку меняясь. С рассветом стало понятно, что с погодой нам повезло, и осадков сегодня не предвидится. Стена уходила вниз, ничто не загораживало виды во все стороны, и временами я ощущала себя космонавтом, который вышел в открытый космос и болтается там привязанный шлангом к кораблю (ну как их на картинках детских рисуют) и машет рукой всем землянам.

Вниз смотришь, кажется что уже много, очень много прошли. Вверх посмотришь – ну совсем чуть-чуть осталось. И так один час чуть-чуть, второй час чуть-чуть. Накапливается усталость, раздражение. Потому что стена словно дразнит, а расстояние вообще не уменьшается.




Андрюха еще, красавчик, пришел и сказал, что либо я несу вторую веревку, либо он больше первым не пойдет. А я высказала ему все, что думаю по поводу его способов страховки, когда я первой иду. Вобщем на лицо полный моральный разброд и шатания. Ну да, десять веревок прошли… Впереди еще столько же. Но это ж не повод для отступления.




У наших коллег тоже дела как-то не очень. У них вообще первым Сергей все время работает, а Гена жумарит.

К двум часам собрались мы на совещание. Предложили объединить усилия и идти вместе. Даже тактику вроде выбрали – Сергей с Андреем по очереди лидируют, Гена жумарит, а я замыкаю это шествие. На словах все хорошо. А на деле… Первую веревку три мужика шли два часа. Я прифигела. Пришла на станцию злая-злая. Но потом вроде жизнь наладилась.

Работаем. Лезем потихоньку. Каждый раз кажется, что до скал одна веревка и от туда еще максимум одна до гребня. И каждый раз когда человек выходит на полную веревку, понимаешь, что он вообще не приблизился к скалам.

Живописные виды перестали радовать глаз. Все восхождение превратилось в тупое механическое лазание по совершенно одинаковому льду. Тяпками тяп-ляп, ногами – бум-бум. И казалось, что это никогда не закончится. Что всю жизнь я так и буду идти по этой бесконечной ледовой стене.

Но в природе ничего не бывает неизменным. Поэтому на смену дню пришел вечер. А потом и совсем поздний вечер.

В девять часов ребята вылезли на перемычку и стали ставить палатку. Место под палатку было весьма условное. На гребешке вырубили полочку, куда умещалось пол палатки. Ага. Стоять, перемещаться, даже сидеть в палатке – только на самостраховке. В обе стороны – километр лететь. Палатка у нас с Андрюхой - честная такая двушка. То есть вдвоем в ней хорошо. Но не более того. Втроем уже некомфортно. А теперь попробуйте представить, как себя чувствовали четыре человека в этой палатке, при том что половина ее свисала в пропасть.



Скорчившись в три погибели, мы попили чай. Посидели.

- Ну, что, давайте спать.

После этих слов в палатке произошло некое шевеление, после чего я поняла, что три человека как-то устроились. А я не очень. Сидячая поза, где руки и ноги неестественно переплетены мало располагала ко сну. Вобщем, как в анекдоте «джентельменов у нас дофига, местов мало…». Еще одна небольшая порция злости на окружающий мир придала сил, чтобы отвоевать себе небольшое лежачее место.

Под утро обнаружила, что я не только лежу, но еще и ноги вытянула. Оказалось, что Андрюха устал изображать селедку в бочке и пошел на улицу фотографировать рассвет.





С трудом размяли конечности. Собрали вещи и нацепили кошки, демонстрируя чудеса ловкости.

По простым скалам дошли до вершины. На самом деле Андрей еще вчера туда сбегал, пока я последнюю веревку лезла.

На вершине – записки, фотографии.




 
И вниз. Потому что даже по самым скромным подсчетам до лагеря часов 12 идти.

Спуск вниз был долог и мучителен. Сказывалась усталость. Сначала сползли по крутому снежному кулуару – где лицом к склону, где спиной. Но страховку решили не организовывать.
 



На скалах один дюльфер бросили. Я, правда, иногда просила подстраховать меня. Кривились, но страховку делали. И наконец - ура! – земля. Твердая. Надежная.

Ночевки на 3900. Когда-то это был весьма популярный район. Сейчас здесь ни души. Оно понятно – проход по трем ступеням ледника Кундюм-Мижирги – то еще развлечение. Недаром его называют «Безенгийским Кхумбу» за его хаотичное нагромождение трещин и сераков.

Наконец-то можно спокойно посидеть, попить чаю, поесть. Пока мы всем этим занимались, погода испортилась. Опять все затянуло, и пошел снег. Огромные белые хлопья тихо падали. Красиво. Но не очень приято. Потому что снега много и он очень мокрый. Дальше приходится идти в этой каше. От такого количества влаги не спасает никакой гортекс.

Ищем проход в лабиринте трещин. То залезаем на какие-то стенки, то приспускаемся. Сквозь снежную пелену то там, то здесь проступают причудливо нависающие глыбы льда. Все такое неустойчивое. Такое впечатление, что ледник дышит.

Можно было бы идти и наслаждаться этим зрелищем. Если бы не безумная усталость и желание придти уже в лагерь. И никогда, никогда, НИКОГДА (по крайней мере в этом году) не ходить в горы!!!

На самом деле, дорога с 3900 до лагеря вспоминается с каким-то ужасом. Все мокрое, рюкзак тяжелый, еще и утяжеленный сугробом от падающего липкого снега, скалы скользкие, лед – сплошные трещины. Тяжело. Настолько тяжело, что психика не выдерживает. Начинаются крики друг на друга, сопли-слезы… Это уже не друг на друга. Это я уже так, в одиночестве.

А все потому, что это – горы. И халявы здесь не бывает. Ну, никак не бывает, как бы оно ни казалось поначалу.

Я даже забрала у Андрюхи палатку, решив, что не дойду сегодня до лагеря, а встану на ночь на повороте в Теплый угол. Правда потом решила все-таки не валять дурака, напрячься и доковылять до домиков.

На тропе каждый пошел своим темпом. И стилем. Меня так все достало, что я шла не разбирая дороги и не выбирая пути. Поняв, что пропустила место, где реку переходят прыгая по камушкам, я не стала возвращаться и прошла по воде – а все равно уже. Даже наступившая темнота не слишком огорчала, потому что до лагеря было уже рукой подать. А там… Там была кровать. А еще всякая вкусная еда и газировка времен детсва – в стеклянных бутылках, «Буратино».

Вот так вобщем-то и закончились наши похождения. За оставшиеся дни я успела переделать кучу полезных дел. Просмотреть фильмы кинофестиваля «Вертикаль». Прослушать наконец-то лекцию Макса Панкова по лавинной безопасности. Даже поучаствовать в конкурсе на лучшее восхождении, смострячив на скорую руку слайд-шоу про наши похождения на Уллу-Аузе, упустив все неприятные моменты. Потому что за участие в этом конкурсе давали красивые значки. В конкурсе участвовать не хотелось, а значок очень хотелось.

Над лагерем во всей красе сияла ледовая стена Уллу-Ауза. При взгляде на нее возникал закономерный вопрос: «И что? Мы там были? Мы это прошли?!» Верилось и не верилось. А еще я постоянно вспоминала, как приехала в Безенги первый раз. Как перехватывало дыхание от мысли об этой стене. Как все это казалось нереальным и недостижимым. Ну да. Мы сделали это. Криво, косо, но сделали. И больше всего хотелось снова приехать сюда, и пройти этот маршрут еще раз. Но уже по нормальному, а не по разгильдяйски. Чтобы было красиво. Потому что Безенги – они такие красивые.

 


promo olly_ru march 1, 2015 15:15 143
Buy for 50 tokens
Нет. Говоря по существу - это вовсе и не моя книжка. Хотя мое имя значится на ней в качестве автора. Это книжка обо мне, о моем проекте "7 Вулканов" за год, написанная коллективом авторов и прочих специалистов на основе моих фотографий и записей в ЖЖ. Если бы я сама делала эту книгу, она была…