olly_ru (olly_ru) wrote,
olly_ru
olly_ru

Categories:

Школа инструкторов альпинизма. Мои университеты.

Ну что же. Раз большинство проголосовало за мемуары, пришло время налить бокал вина и смыть пыль с воспоминаний.

Недавно для одного дела понадобилось найти мне моё удостоверение инструктора альпинизма.
Как это ни странно, я его нашла. Открыла. Посмотрела. С фотографии на меня смотрела наивная девочка с немного испуганными глазами.
И накрыло меня волной воспоминаний о том, как поехала я в школу инструкторов альпинизма, чтобы стать тем самым инструктором.

Прям, как у Горького в книге, название которой я без зазрения совести использую для этих вирш.

Итак — я еду учиться в Казанский университет, не менее этого.
Мысль об университете внушил мне гимназист Н. Евреинов, милый юноша, красавец с ласковыми глазами женщины.
— Вы созданы природой для служения науке, — говорил он, красиво встряхивая гривой длинных волос.


IMG_8277

Это были времена, когда альпинизм был значительной частью моей жизни.

Коммерческий альпинизм тогда был у нас в самом зачаточной состоянии. Поэтому речь шла исключительно про альпинизм спортивный.

Надо сказать, что в тот момент спортивный альпинизм существовал исключительно на энтузиазме людей им занимающихся.
Мы в своё свободное время за свои деньги ездили на спортивные сборы. Инструкторам, которые обучали новичков и продолжающих заниматься альпинистским премудростям, расходы на такие мероприятия оплачивали. Но не более того. Делали они это, как и мы все в свой законный от основной работы отпуск.

К тому же спортивный альпинизм - с присвоением разрядов и соревнованиями - был в основном наследием СССР. И как обычно бывает с наследством, взял себе всё и лучшее и худшее, что было там.

Инструктора альпинизма делились на три категории.
Одни, которые любили горы и чисто из альтруистических побуждений готовы были в своё свободное время чему-то обучать других людей. Другие, которые вроде как и не очень любили обучать, но ездили, потому что любили горы. А за такие поездки хоть зарплату и не платили, зато расходы оплачивали.
И третья категория - те, кто своим инструкторством пытался удовлетворить какие-то внутренние амбиции.

И в любом случае, инструктор был царь и бог, за которым всегда оставалось последнее слово.
Выше него были только начальник сборов и начспас.

Вижу, вы уже заскучали. Ну, подождите немного. Надо же обрисовать картину, что тогда было. Иначе потом вообще ничего не понятно будет.

К тому моменту я уже давно зарыла второй разряд и как-то начала топтаться на месте.

В первые годы занятия альпинизмом мне катастрофически везло и с инструкторами, и с командой. Потом в силу разных причин команда постепенно развалилась. И постепенно с инструкторами тоже перестало везти.

На последних сборах не повезло совсем.
В итоге возникла беспрецедентная ситуация, когда в силу возникшего конфликта с инструктором сначала всё наше отделение хотели отчислить со сборов. Потом, после долгих дебатов и прений, инструктора отстранили от работы с нами. А нас послали на самостоятельное восхождение, назначив меня руководителем группы.

Первое самостоятельное восхождение - это почти как выход в открытый космос. Вроде, в теории всё понятно. Но всё равно стрёмно.

С тем восхождением мы успешно справились, а у меня возникла идея. Вернее, мне её подсказали. Прям как Горькому.
Раз уж так не везёт с инструкторами, надо самой стать инструктором. При чём не каким-нибудь, а самым лучшим в мире.

В ту пору амбиций мне было не занимать.
Чтобы вы понимали весь размах моих амбиций, скажу, что в тот год я решила обязательно когда-нибудь стать чемпионкой мира по ледолазанию.
А для начала на спор чуть больше чем за месяц с нуля научиться подтягиваться десять раз.

Спор я тот в итоге выиграла.
Хотя радости это мне в тот момент принесло немного.
Дело в том, что спорила я с молодым человеком, с которым мы тогда встречались, он мне очень нравился. Вот прям очень-очень.

Посмеиваясь он сделал мне турник.
Я ж ни тогда, ни потом никакими спортивными талантами не отличалась. Только сплошными амбициями.

Сначала всё было хорошо. Он даже восхитился, когда я наконец подтянулась первый раз сама.
Когда число подтягиваний приблизилось к пяти, он задумчиво сказал: "Надо же, даже я всего семь раз подтягиваюсь".
Когда мои подтягивания перевалили за эту цифру, в наших отношения возникло какое-то напряжение.
К моменту моего триумфа - когда я подтянулась десять раз, наши отношения окончательно зашли в тупик.

По хорошему надо было ещё на пяти-шести разах притормозить и подумать... Но это была бы не я.

Впрочем, я отвлеклась.

Итак, я твёрдо решила стать лучшим в мире инструктором альпинизма (где-то параллельно с чемпионом мира по ледолазанию).
Мне хотелось научить людей любить горы и безопасно ходить там. Мне хотелось подарить им тот замечательный мир, который когда-то открыли мне мои инструктора.

Амбиции вперемешку с идеализмом - это практически смертельный коктейль. Но я тогда об этом не знала.

Школа инструкторов проходила в виде сборов в горах. Для того, чтобы поступить туда, надо было иметь второй разряд и сдать вступительный экзамен, написав какую-то теоретическую работу.

Первый этап я преодолела легко, и вот летом 2001 года я оказалась в той самой школе.

IMG_8322

Это было немного похоже на пионерский лагерь с его строгим распорядком и постоянными занятиями.
С той только разницей, что собрались в этом лагере взрослые люди, преследующие вполне определённую цель - получить заветную корочку инструктора альпинизма.

Причины же, по которым этим людям вдруг надо было стать инструкторами были разные.

Где-то половина курсантов школы (так нас красиво называли) были спасатели, которым зачем-то, уже не помню зачем, надо было быть инструкторами альпинизма.
Часть была тренерами на скалодромах. И им нужны были корочки для легализации их деятельности.
Ну и были вот такие безнадёжные романтики, как я.

Нас разделили на четыре отделения по пять человек и начались бесконечные занятия.
Целыми днями мы методировали. То есть учились как обучать альпинизму других людей.

С утра у нас было несколько часов лекций. Потом после небольшого перерыва мы шли на практические занятия - на скалы, снег, лёд. Вечером надо было написать какие-то теоретические работы. Время от времени мы сдавали зачёты по пройденным блокам. Они тоже занимали немало времени в общем графике.
А ещё... Мы же были в горах.
Вы не представляете, как это было - быть в горах и не ходить на них.

Ну, как в жаркий день очень хотеть мороженного. А потом купив его, сидеть и смотреть, как твоя мороженка тает...

Поэтому если выдавалось свободное время, которого почти совсем не было, мы пытались выбраться хотя бы полазать на скалы.

Если с теоретическими занятиями у меня проблем не возникало, то занятия практические были моей постоянной болью.

Нет, я всё знала и всё могла. По крайней мере в том объёме, в котором требовалось знать и уметь, чтобы обучать новичков науке восхождения в горах.

Но... Мы же методировали.
То есть на занятии надо было не просто показать приёмы относящиеся к теме занятия. Например, подъём по скалам с организацией страховки. Это бы вряд ли вызвало какие-то проблемы.
Но увы. Всё занятие разбивали на блоки. И каждый из нас на своём блоке был как бы инструктором перед как бы новичками, которых изображали коллеги по отделению.

Для меня это стало настоящим кошмаром.
Мало того, что необходимость чего-то делать как будто всегда вгоняла меня в ступор. Так ещё все в отделении были гораздо опытнее меня. И я просто жуть как боялась ошибиться, что-то сказать не так, что могло бы вызвать насмешки у моих старших товарищей.

К тому же, глядя на фотографию вы уже наверное заметили, что у нас соотношение было, как в песне про десять девчат, только наоборот. Девушек было по одной в отделении. Да и то не в каждом.

Мои коллеги уже на второй день быстро отработав свою часть программы с явной радостью ждали, когда настанет моя очередь. И я дико смущаясь и запинаясь должна буду рассказывать, как правильно ходить по снежным склонам или вязать узлы.

Вместо того, чтобы как-то поддержать меня, они задавали какие-то дурацкие вопросы. Или откровенно придуривались.

Пока я пыталась, собрав остатки воли в кулак, хоть как-то закончить свою часть урока, один начинал жевать траву, росшую на поляне. Второй начинал кричать, перебивая меня:
- Ольга Александровна, а Вова траву жуёт. Это безопасно?

Я срывалась, кричала, что так нельзя.

- Ну а как ты хочешь? А если у тебя такие новички будут? - спрашивал инструктор, не пытаясь остановить этот бедлам.
- Какие такие? В горы только нормальные люди ходят!!! - говорила я.

Прошло не так много времени. Водить людей в горы стало не только моим хобби но и профессией. Вот тогда я и узнала, как сильно я ошибалась по поводу гор и людей, которые туда ходят...

Вы наверное уже, как и я тогда, думаете: "Ну, что за придурки. Зачем они так издевались?"

Знаете, те ребята вовсе не были придурками. Это тогда я их тихо ненавидела и рыдала от жалости к себе.
Потом я поняла, что так они хотели мне помочь.

Все мужики в моём отделении были спасателями. А это знаете, такая категория людей, которые не очень любят сантименты. Они просто спасают. Даже если для этого приходится причинять боль.

Когда по вечерам мы делали теоретическую часть заданий, и мне нужна была помощь, никто ни разу не отказался мне помочь.
Они охотно делились знаниями и объясняли, когда я чего-то не понимала.

Однажды, после очередного практического занятия, когда мне опять было грустно и очень жалко себя, мы разговорились с одним из них.

Я не спрашивала, зачем они так себя ведут. Тут мне и так было понятно - придурки, что с них взять.
Я попыталась тому, кто вдруг почему-то захотел меня выслушать объяснить, как мне сложно. Что у меня комплексы с детства по поводу публичных выступлений. Что у меня тяжёлая детская моральная травма на этой почве. А они такие бессердечные и злые.

Он спокойно выслушал все мои страдания, а потом сказал:

- Это было в детстве?
- Да.
- Но теперь ты - взрослый человек?
- Да.
- Ну и зачем ты всё это тащишь в свою жизнь? Оставь уже это там, в детстве. Возьми оттуда только то, что тебе будет помогать, только хорошее. И вспомни, что ты уже взрослый человек, а не тот обиженный ребёнок.

Знаете, это была какая-то очевидная вещь. Просто банальщина какая-то. Но почему-то именно тогда я подумала:
- Так. Стоп. А действительно, зачем я это дерьмо тащу в свою совсем другую взрослую жизнь?

Не скажу, что меня прям сразу отпустило. Но по крайней мере я перестала возиться как с любимой игрушкой с тем давним комплексом. Перестала бережно хранить в своей памяти ту неприятную историю, которая вызвала и развила в дальнейшем боязнь говорить на публику. Вместо того, чтобы культивировать её как любимый цветок - вот, я такая особенная, у меня такая тонкая душевная организация - я постаралась выдрать этот сорняк.

Конечно, это произошло не сразу. И до сих пор меня охватывает страх при мысли, что мне надо будет выйти и что-то вещать какой-то аудитории. Но постепенно я научилась переводить этот страх в драйв и получать удовольствие.
Как перед восхождением на сложную вершину. Когда страшно, но знаешь, что будет круто.

Из той истории для себя я вынесла ещё один урок.
Можно и нужно жалеть других. Иногда можно жалеть себя. Но никогда не надо ждать жалости от других людей. Особенно, если ты хочешь играть с ними в одни игры.

Если отбросить мои страдания на практических занятиях, в остальном всё было чудесно.

До этого я всегда варилась исключительно в своём альпклубе. И постепенно все рассказы были рассказаны, все знания усвоены.
А тут я попала в совершенно новый коллектив, каждый человек в котором нёс какой-то свой совершенно новый объём информации и знаний.

Всё свободное время все этими знаниями друг с другом делились. Показывали какие-то свои наработки и приёмы.
Это ж только я, да ещё немного таких же, были со своими вторыми разрядами и не очень большим опытом горовосхождений.
Большинство же тех, кто оказался тогда в школе, имели колоссальный опыт и охотно передавали его другим.

Для меня это был огромный прорыв находиться среди таких людей. Слушать их. Учиться у них.

И это только участники. А ведь были старшие товарищи - преподаватели школы инструкторов. Строгие, но справедливые.

И если мы только со второго раза сдали зачёт по медицине - это не потому что преподаватель был такой вредный. А потому, что он хотел, чтобы мы действительно чему-то научились.

Было очень смешно, когда одно отделение пришло сдавать зачёт.

Он сел на пол и сказал:
- У меня сломана нога, я нахожусь в опасном месте. Ваши действия.
Они быстро соорудив носилки бодро подняли его, чтобы отнести поскорее в место безопасное.

- Аааааа! - раздался внезапный вопль.
Ну, сами понимаете. У человека нога сломана. Мало ли чего он кричит.

Знаете, что сделали все, когда этот вопль раздался?
Он неожиданности просто уронили носилки на пол.

- Молодцы. Теперь у меня сломана вторая нога, - сказал он.

Кстати, он научил ещё одной очевидной вещи, про которую все часто забывают.

Когда что-то случилось, не надо дёргаться. Паника, растерянность и хаотичные действия - вот что наносит ещё больший вред.
Если что-то случилось, оно уже случилось. Сделайте паузу и поймите, как вы это можете исправить, прежде чем кидаться что-то делать.

Этот принцип неплохо работает во всех ситуациях, не только в медицинских.

Под конец нашего обучения мы должны были совершить зачётное восхождение на какую-то простую гору.
Смысл был, как вы понимаете, не в самом восхождении со спортивными целями, а в том, что мы опять должны были бы идти и методично обучать друг друга как на эту гору ходить надо.

Однако, разыгралась непогода, и наши инструктора приняли решение, что методичнее всего будет свалить по-быстрому в лагерь.
Мы к тому времени уже совсем устали от методирования и буквально рвались на восхождения. Хоть на самые простые.
Но нам объяснили, что мы тут друг перед другом изображаем новичков и инструкторов. А новичков в такую погоду на восхождения не водят.

Потом был выпускной экзамен. Как положено, с билетами и ответами на вопросы.

Выпускные экзамены все успешно сдали.
Кому-то - их были единицы самых крутых - приняли решение сразу присвоить звание инструктора-методиста.
Остальным, как это водится, приняли решение назначить одну смену стажировки. То есть отработать с одной группой на сборах в горах в качестве стажёра при опытном инструкторе.
Нашлась пара неудачников, кому назначили две смены стажировки.

Перед тем, как вынести приговор мне, директор школы строго спросила:
- Ну, что. Не забоишься с группой работать?
И все инструктора строго воззрились на меня.
- Нет! - гордо сказала я. И отделалась тоже только одной сменой стажировки.

После всего этого мероприятия у нас ещё осталось дня три в запасе и мы наконец вырвались в пампасы. То есть пошли в горы на восхожение.
И это было самое нелепое и самое провальное восхождение из когда-либо совершённых мной.

В спортивном альпинизме все маршруты восхождения на гору в зависимости от набора сложностей делятся на категории трудности от 1 Б до 6 Б.
1б - это пешком по несложному рельефу.
2 а - уже есть места куда падать, и нужна страховка.

Начиная от 3 А - это уже с лазанием по скалам или ледовым участкам.
6 А - это вертикальные стены, которые фиг пройдёшь.

Для присвоения разряда в альпинизме надо пройти определённое количество гор определённой категории трудности.

Например, на 3 разряд надо пройти два маршрута 2А и один 2Б.
Ну и так далее.
На первый разряд - две 5А.
Маршруты шестой категории сложности - это уже космос, за который мастеров спорта присваивают.
Это могут быть совершенно гладкие отвесные стены, по которым абсолютно непонятно, как лезть...

Так вот. Вернёмся к тому, с чего начался мой рассказ.
То есть к моим большим спортивным амбициям.

Второй разряд на тот момент я давно уже закрыла. И по набору вершин сделала это как минимум три раза.
А вот дальше - как-то не получалось.

На второй разряд ходят горы третьей категории сложности - такая крепкая серединка альпинистского мастерства.
А мне жуть как хотелось попробовать, что такое четвёрка. Хотя бы 4А для начала.

Мой друг Вовка (да-да, тот который траву жевал, тоже мне друг называется) уже ходил на пятёрки и мог руководить восхождением на гору четвёртой категории.
Я же не имея достаточного опыта, могла только участвовать в таком восхождении.
Поэтому мне жуть как надо было сходить на какую-нибудь четвёрку.

Вовка согласился сходить со мной на 4А с условием, что я всю техническую часть маршрута пройду первой. Пока я смогу лезть - мы будем идти наверх. Если я пойму, что мне не по силам пройти какой-нибудь особо сложный участок - мы пойдём вниз.

Такой расклад меня вполне устраивал.
Вовка уговорил одного своего товарища остаться с нами. И вот сдав все экзамены и получив добро от руководителей, мы отправились на восхождение.

Вы уже заметили, что за весь рассказ я не показала вам ни одной фотографии.
К сожалению, всё это происходило в эпоху плёнки. И кроме вот той первой фотографии из школы у меня ничего не осталось.

Но есть пара фотографии из почти того же района, когда мы были там за два года до описываемых событий.

Поэтому пусть хоть они будут для красоты.

IMG_8337

Итак. Мы пошли на восхождение.

Погода нас не баловала. Первый день до ночёвки, откуда мы должны уже были отправиться на вершину, мы шли в тумане.
Но Вовка уже был в том районе и знал, где находятся наши ночёвки.

Прошагав полдня по горным тропам, не видя ничего вокруг, мы к вечеру пришли на ледник. Поставили палатку и переночевали.

С утра пораньше три новоявленных инструктора альпинизма (ну, без пяти минут инструктора) вышли на подвиги.

IMG_8335

Ночевали мы, как я уже сказала, на леднике.
То есть палатка стояла на снегу, и вечером мы её закрепили при помощи своих ледорубов.

Утром ледорубы мы забрали. Палатку как-то надо было закрепить, чтобы её не унесло ветром до нашего возвращения.

Тогда кому-то в голову пришла гениальная идея нарубить глыбы из смёрзшегося снега. Из палатки вынуть дуги, оставив все наши вещи внутри. И вот эту поверженную конструкцию завалить глыбами снега.

В целом в четыре утра, когда на улице был жуткий дубак, идея выглядела вполне себе приличной.

Так мы и сделали и пошли на восхождение.

Как и договаривались, я шла первой.

По-прежнему, вокруг был туман и ничего не было видно. Ну так, метров на 50 вперёд видно. А больше нам и не надо.
Маршрут начинался с перевала и дальше вполне логично шёл по скалам вверх.

Маршрут шёл. Я ловко лезла верёвку за верёвкой, удивляясь, что как-то это всё подозрительно легко. Ребята меня страховали и шли следом за мной.

Так прошло несколько часов.

И вдруг всё закончилось. Дальше идти было некуда. Только вниз.
Я слегка удивилась, но решила дождаться Вовку, чтобы посоветоваться с ним. Потому что по описанию вот-вот должны были начаться сложности. А до вершины от начала маршрута часов шесть.

Мы же прошли только три часа. А сложности не успев начать уже закончились.

Вовка пришёл. Посмотрел на всё это. Задумался.
И тут совсем ненадолго, буквально на пять минут облака разошлись.
А Вовка, как я уже говорила, в отличие от нас двоих раньше был в этом районе и единственный из нас знал, как выглядит гора, куда мы должны были идти.

Он посмотрел, повернулся ко мне и сказал:
- Знаешь где наша вершина? - и не дожидаясь ответа, сам ответил - Воооон там.
И показал на соседнюю гору.

Когда мы шли накануне в тумане, мы промахнулись ущельем и вышли к соседнему перевалу.
И как ни странно, перевал оказался похож на тот, что нам нужен. И маршрут по описанию шёл тоже как-то похоже. Где надо - скалы. Где надо - снег.
Вот только был это маршрут 2А категории сложности. Поэтому так просто мне и было.
А почему мы не заподозрили никакого подвоха?
Ну, во-первых, даже предположить, что мы могли сделать такую ошибку, мы не могли. Мы же опытные.
А во-вторых, у меня же амбиции. И не только у меня. Нам казалось, что любые четвёрки-пятёрки нам уже раз плюнуть.

Теперь мы находились на вершине совершенно другой горы, пройдя маршрут, который совершенно не отвечал нашим немеряным амбициям.
Какая-то 2А, куда водят новичков. Для нас, для таких крутых.

И тут настало время выходить на связь. Надо было базе рассказать, где мы находимся и что делаем.

Мы смотрели на Вову, ожидая, как он выкрутится из этой ситуации.
Он тяжело вздохнул, включил рацию, вызвал базу.

- Находимся на вершине. У нас всё хорошо. Начинаем спуск вниз.

IMG_8320
это фотография с другого нашего - более успешного восхождения

Мы не видели лица людей в лагере, но по наступившей тишине поняли, что они в шоке. Так быстро этот маршрут никто никогда не проходил. Это ж чудо какое-то!
Отойдя от шока начспас решил всё-таки прояснить ситуацию.
Но Вова очень вовремя сказал:
- У нас всё хорошо. Подробности в лагере. Прошу конец связи.

Что мы будем говорить в лагере - об этом мы решили подумать потом.

Думаете, на этом наши злоключения закончились?
Как бы не так.

Пока мы сидели на вершине, наконец-то впервые за два дня вышло солнце. Очень яркое солнце.
Мы же начали спуск с вершины.

Уже внизу встретили группу альпинистов. Они тоже собирались пройти маршрут, который мы планировали, чтобы размяться перед настоящими подвигами.
Но благодаря подсказке Вовы накануне оказались в этом же ущелье.

Выслушав нашу историю они посмеялись. Я думала они после этого развернутся и пойдут назад.
Ну кому охота эти двойки да ещё А ходить. Это ж легкотня какая-то недостойная настоящих спортсменов.
А они были настоящими.

Видимо поэтому их руководитель сказал:
- Ну что ж. Сходим на эту гору. В конце концов это тоже гора. Разомнёмся на простом маршруте.

А потом на мой вопрос, зачем им это, он добавил, что любой маршрут даже самый простой может чему-то научить. И любую гору, даже самую простую надо уважать.

Попрощавшись с ребятами, мы продолжили спуск и вскоре были у палатки.

То, что мы увидели, повергло нас в шок.

Вы же помните. мы положили палатку с вещами внутри на снег, а чтобы её не унесло, привалили глыбами снега.

Под ярким солнцем на леднике за пару часов все наши глыбы снега превратились в воду.
Воды было столько много, что она пропитала всю палатку. И все наши вещи внутри палатки.
Наши спальные мешки, тёплая одежда, еда - всё плавало в одной огромной луже.

Мы вычерпали воду и как смогли отжали одежду.
Вниз спуститься мы не успевали. В любом случае нам надо было ночевать на леднике.

Этот вечер и ночь я не забуду никогда.

Как только солнце скрылось, стало жутко холодно. А вся одежда кроме той, что была на нас днём, оказалась насквозь мокрой. Спальные мешки тоже были насквозь мокрые, и мы их выкинули из палатки, чтобы они не занимали места.
Наша и без того скудная еда промокла и пришла в негодность.

Это был полный... В общем, фиаско.

Андрей нашёл у себя в кармане карамельку.
В этот день у Вовки был день рождения. Поэтому вытащив из кармана эту карамельку и посмотрев на неё, он протянул Вовке со словами "Поздравляю с днём рождения".
Вовка благородно разделил карамельку на троих.

На следующий день мы вернулись в лагерь.
Перед входом на его территорию мы остановились.

- Стыдно-то кааааак, - протянул Вовка. - Может дождёмся темноты. А завтра рано утром уедем.

И всё-таки мы не стали ждать темноты. А пошли сдаваться.

Что нам сказали по поводу наших приключений - лучше не спрашивайте.
Кажется давно в лагере так не смеялись.

Потом мы вернулись в Москву. А спустя месяц я поехала на сборы инструктором-стажёром со своими первыми новичками.

Но это уже совсем другая история.
Tags: горные истории
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Здравствуйте, я - Оля!

    В последнее время все чаще задумывалась над тем, что мой любимый журнал без заглавного поста выглядит как-то сиротливо. Поэтому новый год решила…

  • Как попасть на плато Маньпупунёр.

    Далеко-далеко на северном Урале есть плато Маньпупунёр. И стоят на этом плато каменные останцы - чудо чудное, диво дивное. Тысячи лет уже стоят. С…

  • Самый невероятный путешественник на плато Маньпупунёр.

    Сейчас я вам расскажу историю человека, который смело может претендовать на звание "Самый невероятный путешественник плато Маньпупунёр 2020". И как…

  • Сказочная Чухлома.

    Как оказалось, многие люди не догадываются, что чухлома - это не такое забавное слово, обозначающее какую-то чухню, а это - название города. Между…

  • Десять лет.

    Ровно десять лет назад в моём ЖЖ появилась первая запись. Время жизни московское. А за день до этого я зарегистрировала свой блог, назвав его…

  • Человек с глазами Моцарта.

    Так называется новый спектакль Юрия Грымова, долгожданной премьерой которого театр Модерн откроет новый сезон. Казалось бы, что о Великой…

  • Потому что это красиво.

    Есть горы, при взгляде на фотографию которых возникает непреодолимое желание увидеть их вживую. Они не самые высокие. Не самые знаменитые. Вообще…

  • Любите ли вы собираться в поездки

    так, как люблю я? А как я? А я сбор вещей откладываю всегда на последний момент. Это раньше упаковка чемодана/баула/рюкзака (нужное подчеркнуть)…

  • Старый терем, купающийся лось и другие гребные истории.

    Недалеко от сказочного терема в Асташово находится ещё один, не менее интересный по истории и архитектуре терем села Погорелово. Собственно, села-то…

promo olly_ru март 1, 2015 15:15 141
Buy for 50 tokens
Нет. Говоря по существу - это вовсе и не моя книжка. Хотя мое имя значится на ней в качестве автора. Это книжка обо мне, о моем проекте "7 Вулканов" за год, написанная коллективом авторов и прочих специалистов на основе моих фотографий и записей в ЖЖ. Если бы я сама делала эту книгу, она была…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 79 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →