olly_ru (olly_ru) wrote,
olly_ru
olly_ru

Categories:

Хан-Тенгри. Однажды десять лет назад...

Десять лет назад я была в десять раз амбициознее и самоувереннее. Впрочем, об этом я уже говорила.

Ну а для удовлетворения и оттачивания моих амбиций существовали горы. Да. Они были созданы для того, чтобы я на них восходила. Чем я и занималась достаточно успешно. Мир крутился в нужную мне сторону. И казалось, что нет ничего невозможного.

Не хотелось никого слушать, не хотелось ни о чём думать. Пришёл- увидел – победил. А тормоза придумали трусы.

И вот десять лет назад всё это привело к тому, что я умирала. Не так, как когда устанешь и «ах, я сейчас умру...». А по-настоящему. Со спасработами и звонками родственников: «Мы делаем всё возможное, но вы же понимаете, шансов нет.»

А ведь так всё хорошо начиналось.



Рассказывая эту историю я не претендую на то, что мой вариант истинный. В конце концов это лишь мой взгляд, затуманенный и замутнённый. То, что я помню и то, как я воспринимала эти события. Ну и немного рассказов тех, кто участвовал в этих событиях.

Из альпинизма технического я решила перейти в высотный, решив, что там более благодатная почва для подвигов.

В те времена для подавляющего большинства русских людей высотный альпинизм ограничивался нашими азиатскими семитысячниками. И я была не исключением.

Для «пробы пера» я сбегала на Ленина. Да-да, всё произошло как-то быстро и легко и только способствовало раздуванию чувства собственной крутизны. Следующим шагом было восхождение на Хан-Тенгри.

С первого наскока оказаться на вершине не получилось. Длительная непогода, ледовый обвал унёсший жизни людей... Ничего. Между первой и второй... И вот два года спустя я решила повторить попытку восхождения.

Как и большинство моих коллег-альпинистов, хождением в горы я занималась в свободное от работы время.
Длинные выходные, праздники и конечно же раз в год самый главный выезд.
Мы жили от сборов до сборов, отмечая ими года: в тот год, помнишь, это когда мы в Безенги ездили, а это было, когда в Ала-Арчу...

Долгожданный отпуск приближался. Самочувствие моё, надо сказать, было не очень. Но кто ходит по врачам в тридцать лет? Уж точно не я.

Тем более, что последний месяц перед отпуском мы работали как проклятые, рисуя необозримые перспективы наших энергетических станций на мировых рынках. Особенно последние две недели, сидя в офисе с утра и до двенадцати ночи.

Поэтому свою усталость и вялость я ничуть не сомневаясь списывала на рабочие моменты. Это было первой и вероятно самой главной ошибкой.

Забегая вперёд, скажу, что на тот момент у меня были серьёзные проблемы со здоровьем, о которых я понятное дело не знала. Из-за них мой гемоглобин стремительно спикировал вниз и находился на уровне при котором и живут-то с трудом (отсюда и вялость), не то на высоту ходят.

Так что ничто не могло меня остановить на пути в горы.

И я приехала. И начала акклиматизироваться достаточно резво и быстро.

На первом выходе, когда мы шли из первого лагеря во второй, в бутылке сошла лавина, и идущий с нами парень погиб.

И как-то всё так было криво.
Я с трудом ходила, медленнее чем обычно.
Переходы давались тяжело, а по ночам я дико мёрзла. И даже пару раз мою голову посетили мысли, что что-то здесь не так. Но я их очень быстро прогнала.
Что не так, если есть горы и я? Надо просто немного упереться. Или много.

Вот так я оказалась на высоте 6400 метров, откуда мы с коллективом случайных попутчиков вышли на штурм вершины.



Ну то есть ночевали мы вместе, а вышли уже каждый сам по себе.

С самого начала все ушли вперёд, а я потихоньку ползла вверх по скалам, по перилам.
Тяжело, медленно.
Но – вот она вершина впереди. А значит нужно просто упереться. Что-что, а это я могу, раз что решила фиг меня кто с этого решения сдвинет.

Нельзя сказать, что я совсем не понимала, что происходящее со мной не совсем правильно. Но вот так взять и сдаться, когда вершина совсем близко, а следующая поездка в горы наоборот – очень далеко. Нет, мне без вершины никак нельзя.

Упорство и труд, как известно... Так что несмотря на ужасное самочувствие потихоньку я доползла до кулуара. Тут мне повстречался Глеб Соколов.

- Поворачивай назад. Тебе нельзя наверх, - сказал он

Мне?! Нельзя?!

Глеб ещё какое-то время пытался меня развернуть вниз. Говорил, что у меня уже все признаки сердечной недостаточности, что дыхание моё уже давно не восстанавливается, а губы прекрасного синего цвета. В его словах была немалая доля истины. Но... Гордо послать человека со всем его опытом – это ж по-нашему, по-чемпионски.

Потом, когда мы разговаривали об этом на мою фразу, что в принципе-то я понимала, что мне уже нехорошо.

- Нехорошо? Да ты просто умирала уже!

Недовольные друг другом мы расстались.
Они пошли вниз, а я поползла наверх. И ползла ещё достаточно долго.

До вершины оставалось совсем немного, метров сто. Но в какой-то момент, залезая на очередной уступ, я задохнулась.
Дыхание не то что не восстанавливалось, оно прекратилось совсем.

Я села, отдышалась на сколько могла. И наконец-то задумалась. Вернее, как задумалась. Я поняла, что при всём упорстве, я не могу больше идти наверх. Никак. Совсем. А значит нужно идти вниз.

Первая умная мысль за весь день. Жалко, что слишком запоздалая.

Сил не было уже даже на спуск вниз.
То есть сначала они ещё были. А потом закончились.

На моё счастье, меня начали догонять ребята, с которыми мы вместе выходили с ночёвок на 6400. В отличие от меня, они сходили на вершину и на спуске обнаружили вот такой нежданчик.

Сначала я шла сама.
Потом сопровождавший меня парень стал помогать встёгивать мне восьмёрку, сначала чтобы ускорить процесс, а потом потому что сама я уже делала это не совсем удачно.

Казалось бы, спускаемся вниз. Значит мне должно становиться лучше. Но почему-то не становилось. Наоборот, через какое-то время ноги стали подкашиваться как спички, независимо от моего желания, а сознание замутняться.

Парень, который шёл рядом, говорил какие-то поддерживающие слова, о том, что мне никак нельзя остаться здесь, что нужно идти, что нужно ещё немного потерпеть... И помогал переставлять ноги.

В итоге уже в темноте в почти бессознательном моём состоянии мы пришли на 6400.

Глядя на моё более чем плачевное состояние, в свою палатку меня позвал Паша Шабалин. А дальше всю ночь они с Александром пытались поддержать во мне жизнь.

Приступ сердечной недостаточности, отёк мозга, начинающийся отёк лёгких – на высоте 6400 достаточный повод, чтобы не дождаться утра. Это была ужасная ночь. Кошмарная. Периодически сознание замутнялось, начинались какие –то видения.
Дышать получалось плохо-плохо, и только сидя. И это было ужасно - постоянное чувство, что вот сейчас задохнёшься.
Ребята позвали Лену – человека с медицинским образованием – и начали давать таблетки и колоть уколы.

Высота доканывала, но лекарства и упорство не давали жизни распроститься со мной. Хотя я и пыталась.

Как только на улице рассвело, было принято решение выходить и начинать спуск. И сначала была надежда, что я смогу худо бедно идти своими ногами.
Меня одели, нацепили снаряжение и выпроводили из палатки.

И вот когда я оказалась вне надежных стен палатки, в лицо мне ударил ветер со снегом.
Я и так еле дышала, а в таких условиях дышать оказалось совсем невозможно.

Казалось, лучший вариант, снова вернуться в палатку и спастись. Я так и сделала, вернее попыталась, рванувшись к палатке, уже не дыша, но вложив в этот последний рывок все силы. Но Паша твёрдой рукой затянул вход со словами «Уводите её, мужики». Задыхаясь, я сделала несколько шагов по направлению к спуску и упала. После чего началась транспортировка почти бессознательного тела.

На моё счастье в эту ночь на площадке 6400 собралось много сильных и опытных альпинистов. Кого-то, уже нет в живых. Но тогда они все ещё были живы и начали меня спасать.

Кроме этого о проблемах уже было известно и на базе, и на других ночёвках. Навстречу нам выдвинулись спасатели.
Высотный врач Евгений Виноградский спешил с аптечкой.

Мне повезло, что все эти люди оказались в тот момент рядом со мной. И что их оказалось много. Что они были готовы рискуя своей жизнью вытаскивать меня из этой передряги.

А потом был многочасовой спуск по гребню. Мне казалось, что всё время была в сознании, но потом восстанавливая события, поняла что наоборот, лишь иногда я приходила в сознание, чтобы снова уйти.



Всю дорогу мне кололи лекарства. Пока они не закончились. Чтобы как-то поддержать жизнь.
Шли часы, надежда на успешный исход всей этой эпопеи таял.

На снегу дело пошло быстрее. Но все уже были измотаны, поэтому спускаться получалось всё равно медленнее чем хотелось бы.
В эфире стоял мат-перемат, на базе уже ждал вертолёт.
И вызванивали моих родственников, чтоб они сами прилетали с телом разбираться.



Когда мы оказались в бутылке, я почему-то вдруг пришла в себя.

На моей обвязке в качестве талисмана висел маленький карабинчик с маленькими восьмёркой и закладкой.
Перед тем, как я покинула палатку, с меня сняли часы, чтобы не мешали колоть уколы, и этот карабин – на всякий случай, видимо чтобы тоже не мешался.

И вот теперь, когда дело близилось к вечеру, и надежды видимо не осталось даже у самых оптимистичных оптимистов, кто-то пришёл и вложил мне карабин в варежку. Со словами: «Пусть держит на удачу. Если удержит, то выживет.»
Всем хотелось, чтобы случилось какое-то чудо. И все понимали, что чудеса случаются крайне редко. Раз в сто лет. Или в тысячу. Не чаще.

И в какой-то момент я поняла, что это всё. Что не вылезти мне на этот раз. Чудеса они конечно случаются, но на мою долю не досталось.

Я смотрела на синее небо, на горы, на снег. И думала о том, как всё нелепо закончилось. В том, что оно закончилось, я уже не сомневалось. Было жаль, что так быстро.



- Ну почему?! Почему это случилось со мной?! Почему так?! Как всё было глупо, как неправильно. Если бы мне выпал хоть малюсенький шанс, если бы удалось выжить... Разве так бы я жила? Я бы ценила каждый день, каждое мгновение. Я бы... Я бы...

И представляла, что бы я сделала из того, что не делала раньше.

Очень хотелось жить. Радоваться каждому дню.

Тогда я даже представить не могла, что уже через три недели одурев от постоянной боли, лекарств и полного бесперспективняка буду твердить: «Лучше бы я умерла тогда. Почему я не умерла?!»

Человек – такое странное и несовершенное существо. Никак ему не угодишь.

Главное было успеть дойти до первого лагеря, куда может прилететь вертолёт, до шести часов.

Вертолёт - это была последняя слабая надежда. Вернее, никто уже ни на что не надеялся, но пока был вертолёт – это было гораздо лучше, чем если бы он улетел без меня. Поэтому его всеми правдами и неправдами удерживали на базе.

- Мужики, где вы? – спрашивал Греков с базы
- Тащим, - выдыхали в ответ.
И снова мат перемат.

И когда уже вертолётчики сказали, что больше ждать нельзя и они улетают, передали: «Поднимайте вертолёт, мы на леднике.»

Момент прилёта вертолёта прошёл мимо меня. Как сказал мой приятель, оказавшийся там: «Лежало тело, а рядом стояла смерть с косой. Вот прям в натуральную величину стояла.»

Меня затащили в вертолёт. Кабину заранее прогрели, два доктора в четыре руки принялись колоть очередную порцию лекарств.

И случилось чудо. Прямо на глазах у изумлённой публики тело ожило.

Я села. Потом встала, отряхнулась, пересела на скамейку. И оглядев друзей вполне себе ясным взором, сказала:
- Привет, ребята. Ну, какие у вас планы?

Лично у меня планы были неясные. Для начала я решила, что сейчас мы долетим до базы, я там переночую, и потом наверное поеду домой. Или не поеду.

То есть в момент забылось, что я еще пару часов назад умирала. Придя в сознание. Я по-прежнему не осознавала, что происходит.

Но на базе из вертолёта выгрузили моих спасателей. Двоих же ребят из нашего альпклуба, назначенных в качестве сопровождающих и меня повезли в посёлок Каракол, где в нарушении всех мыслимых и немыслимых инструкций уже в темноте вертолёт приземлился во дворе больницы.

Хотелось бы, чтобы на этом история закончилась.
Прилетел волшебник в вертолёте и случился как в сказке – хэппи энд.
Но... В сказках оно ведь как? Никто не рассказывает, что происходит потом, когда отгремят победные салюты.

Казалось бы, что ещё нужно. Чудо произошло. Что ещё? Но в жизни в отличие от сказок истории не заканчиваются радостными фейерверками, они продолжаются. И продолжаются к сожалению, не так как хотелось бы.
Но об этом я расскажу в следующий раз.
Tags: Хан Тенгри, альпинизм
Subscribe

Posts from This Journal “Хан Тенгри” Tag

  • Хан-Тенгри. Когда заканчивается сезон.

    После наших хождений на гору и поздневечерних, а у кого-то и ночных восхождений, никто из нас не стал подрываться на следующий день в пять утра,…

  • Хан-Тенгри. Над облаками.

    Лети моя душа Лети мой тяжкий рок Под облаками блакитными в небо Небо, небо... Ну что, самые терпеливые читатели моего опуса о моих похождениях на…

  • Хан-Тенгри. Из жизни космических туристов.

    Я знаю, что 6000 метров от земли - это не космос. Это очень далеко до пространство официально признанным космическим. Но когда живёшь в маленькой…

  • Хан Тенгри. Всё выше, и выше, и выше...

    Ну что ж. Акклиматизация и отдых после неё закончились. Вернее, я их закончила, понимая, что мироздание хотя бы в лице прогноза погоды или окружающих…

  • Хан-Тенгри. Надо только выучиться ждать, дубль два.

    Знаете, что самое сложное в больших горах? Все почему-то думают, что самое сложное - это куда-то идти. Как бы не так. Лично для меня самое сложное…

  • Все цвета Хан-Тенгри.

    Многие люди думают, что горы - это унылые камни и снега. Безжизненное чёрно-белое пространство. А горовосхождения - это хождения с рюкзаком…

  • Хан-Тенгри. На границе с космосом.

    У каждого представителя офисного планктона, вроде меня, раз в году, а если повезёт, то два наступает тот счастливый день, когда ты просыпаешься не от…

  • Хан-Тенгри. Бутылка.

    Тот самый случай, когда совет "не лезь в бутылку" уже неуместен. Если хочешь подняться на Хан-Тенгри с юга, то в бутылку лезть придётся по-любому.…

  • Хан-Тенгри. Первый лагерь и его окрестности.

    - А ты чего ждёшь? Иди уже. Лёгким движением руки вскинув рюкзак, я расправив плечи уверенной и бодрой походкой пошагала в сторону первого лагеря…

promo olly_ru март 1, 2015 15:15 141
Buy for 50 tokens
Нет. Говоря по существу - это вовсе и не моя книжка. Хотя мое имя значится на ней в качестве автора. Это книжка обо мне, о моем проекте "7 Вулканов" за год, написанная коллективом авторов и прочих специалистов на основе моих фотографий и записей в ЖЖ. Если бы я сама делала эту книгу, она была…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 31 comments