August 29th, 2019

Курилы 2019. Райкоке. Безжизненный остров.

День 6. Продолжение
Ещё один небольшой переход. И вот уже на горизонте показался недавно прославившийся своим извержением Райкоке.
Мы решили обойти его вокруг. Ещё недавно это был зелёный остров с колонией сивучей. Сейчас - покрытый пеплом, местами дымящийся островок безжизненной суши.


DSCF6909

Райкоке - ничем не примечательный остров, самый северный из центральной части Курильской гряды. По сути это верхушка вулкана.
Здесь обитала достаточно большая колония сивучей и морских котиков.

Если верить википедии, то, несмотря на очень скромные размеры - всего 2 километра в диаметре - в 2000-х годах здесь обитало 15% всей популяции курильских сивучей. И тысячи птиц.

И мы бы вряд ли обратили внимание на этот остров. Как обычно, прошли бы стороной.
Но буквально за две недели до нашей поездки вулкан решил напомнить о себе. 22 июня он неожиданно для всех после почти столетней спячки проснулся и выбросил столб пепла 11 километров высотой.
Горячий пепел в момент уничтожил всё живое.

Чтобы понять масштабы бедствия, достаточно было увидеть завораживающе-пугающий снимок вулкана в момент извержения, сделанный с МКС.

Райкоке
взято на просторах интернета

Увидев это мы сразу решили, что обязательно подойдём к острову и по возможности попробуем высадиться на него.

К моменту нашего прихода, спустя две недели, извержение прекратилось. Лишь местами дымилась земля. Да из кратера вырывались клубы горячего пара.

Владимир Николаевич рассказывал, как они как раз в момент извержения проходили мимо и сначала даже не поняли, что случилось. Почему вдруг стало темно, а вся яхта покрылась толстым слоем пепла.
А "Афина" как раз неподалёку возила японских туристов и увидев извержение рванула туда, что позволило Коле сделать снимки извержения.
Так что им было что вспомнить и о чём рассказать.

Сейчас же остров-вулкан выглядел достаточно безопасным. Насколько конечно может быть безопасным вулкан, решивший вдруг ни с того ни с сего бахнуть и убить всё вокруг.

Collapse )
promo olly_ru march 1, 2015 15:15 141
Buy for 50 tokens
Нет. Говоря по существу - это вовсе и не моя книжка. Хотя мое имя значится на ней в качестве автора. Это книжка обо мне, о моем проекте "7 Вулканов" за год, написанная коллективом авторов и прочих специалистов на основе моих фотографий и записей в ЖЖ. Если бы я сама делала эту книгу, она была…

Про соседей и старые кроссовки.

Со своими соседями я почти не общаюсь. Двенадцать этажей, шестьдесят квартир... А я интроверт и всё такое. Так что за двадцать лет жизни в этом доме как-то не возникло тёплых дружеских отношений.
Здороваемся в лифте, когда встретимся. Но лифтом я в основном пользуюсь в последние годы только когда с Плюшей гулять выхожу. Поэтому весь подъезд знает меня как хозяйку Плюши.
Да что там подъезд, на улице люди подходят с Плюшей пообщаться. Ну а я как бы к нему в довесок.

И всё же волей неволей иногда с соседями встречаешься.
Так вот. Как, наверное, в любом приличном многоквартирном подъезде у нас кто только не живёт.
Есть даже свой алкоголик с маргинальными друзьями, есть одинокая сумасшедшая, есть вечно ворчащий старичок.

Знаете, почему я их запомнила? Это практически единственные соседи с кем я общаюсь.
Я не виновата. Так сложилось.

Нет. Есть конечно и нормальные люди, которые со мной поддерживают какое-то общение кроме дежурного "здравствуйте" и "до свидания".
Мои ближайшие соседи - у нас на две квартиры один закуток. Как-то пару раз их кот пытался зарулить к нам в квартиру к великому удивлению моих зверей.
Иногда мы перекидываемся парой слов.

Есть ещё сосед с верху.
С ним мы познакомились случайно. Когда они нас затопили. Вернее даже не нас, а соседей под нами, а мы между оказались.
Ну и вот они все пришли дружно смотреть нанесённый ущерб. Я в принципе только в тот момент и заметила, что мне ущерб нанесли, и с потолка уже течёт.

Потом мы встретились в лифте и, он вдруг спросил: "А это ваши медали висят в коридоре?"
А у меня прям при входе в квартиру все мои медальки с забегов связками на стенке висят. Очень удобно - пришла, сняла... Как он заметил во всей этой суматохе, не знаю, но с тех пор мы начали общаться.
В конце концов, похоже, мы с ним два представителя "спортсменов" в нашем подъезде. Я периодически вызываю удивление на лицах соседей, когда утром выхожу на пробежку. Он на велосипеде почти круглый год ездит.

Но давайте я лучше о других расскажу.

Ворчливый старичок каждый раз, когда сталкивается со мной в лифте и видит меня в рваных джинсах, начинает рассказывать до чего жиды страну довели и какая ж срамота творится.
По странному совпадению, встречаемся мы с ним именно тогда, когда я эти рваные джинсы надеваю.

Алкоголик ещё несколько лет назад был выпивающим байкером. Ходил чуть ли не круглый год в соответствующем прикиде, а рядом с подъездом стоял его мотоцикл.
Потом он стал пить чаще. Потом исчез мотоцикл. Потом появились маргинальные друзья.
Один ходит мелочь у прохожих просит рядом с магазином. Другой приходит, когда есть что выпить.

А наш алкоголик - он в общем-то безобидный. Когда мы встречаемся на улице, он здоровается и разговаривает с Плюшей. Говорит, что у него в ветеринарке куча друзей и если вдруг нужны лекарства по себестоимости, то я могу в любое время к нему обращаться. Я прям вижу эту картину.
Пару раз я будила его своим топотом пробегая по лестнице, где он, видимо, спит, когда его жена домой не пускает. Он просыпаясь каждый раз извинялся.

И вот сумасшедшая. Тихая одинокая теперь уже в возрасте дама.
Сколько её помню, она всегда ходит почти в одной и той же одежде с одной и той же причёской, напоминающей антенну направленную в космос. Людей сторонится. Не здоровается, шарахается в сторону. Иногда мне кажется, что единственное живое существо с кем она общается - это Плюша. Каждый раз, когда она видит его, начинает с ним разговаривать, меня при этом совершенно не замечая. Я стою рядом, как фонарный столб, пока она ведёт с Плюшей свои беседы о жизни и о погоде.
В остальное время она ходит по окрестным улицам и разговаривает сама с собой.
Вернее, она не просто ходит. Она собирает по всему району мусор. На улице, вытаскивает из урн. Аккуратно складывает в пакеты и несёт в подъезд - к мусоропроводу у своей квартиры.

Обычно, когда мы гуляем утром, наши пути пересекаются с этой сумасшедшей тётенькой. Вечером - с алкоголиком.
Я не знаю, что обо мне думают окружающие ежедневно наблюдающие одну и ту же картину - я стою и общаюсь то с ней, то с ним... Не буду же я всем объяснять, что я никого не интересую. Все с моей собакой поговорить хотят.

А про тётеньку-то что рассказываю.
Сколько видела её, он всё время в одной и той же одежде ходит.
Одежда за двадцать лет слегка пришла в негодность. Вытерлась, порвалась. Но её это не смущает. Мне кажется, ей так нравится, потому что привычно.

И вот есть у меня тоже такой пунктик, если мне какая-то вещь нравится, если сжилась я с ней, то очень трудно расстаться. Почти невозможно. Пусть и протёрлась она до дыр и больше не пригодна.

Собственно, всё это длинное вступление - эпитафия к моим трейловым кроссовкам. Самым первым, самым верным, пошедшим со мной все мои длинные забеги по бездорожью.

Когда-то они были вот такими - новенькими и нарядными.

кросы

Я бегала в них на Эльтоне. Я пробежала все три гонки в Крыму, две из которых были четырёхдевные. Пятьдесят километров на Урале и в Турции. И конечно же свою первую сотню в Гонконге я тоже пробежала в них.

Они служили верой и правдой. Они стали удобны, как домашние тапочки.
Пару лет назад понимая, что долго это продолжаться не сможет, я купила ещё одну пару трейловых кроссовок. И даже разносила их. Потом ещё одну. При чём точно такие же Соломоны. Но это уже случайно получилось.

Перед каждой длинной гонкой я думала, что всё - надо бежать в новых кроссах. И каждый раз в последний момент малодушно возвращалась к старым.
В Румынию на сто километров я привезла две пары. Потому что старенькие уже совсем были плохи. И что вы думаете? Я новые даже обула. Посидела, подумала. И сняла. Сто километров румынской грязищи мы снова месили с моими верными спутниками. Хоть вид при этом они имели весьма жалкий.

Чтобы поставить точку в этой истории, я взяла кроссовки на Курилы.
Хотелось проверить гипотезу смогут ли мне лёгкие трейловые кроссовки заменить тяжёлые треккингвые ботинки. Ведь на трейлах по горам мы где только не скачем.
Ну и заодно была цель добить окончательно кроссовки, чтобы без сожаления оставить их на Камчатке.

И что?
С задачей добить кроссовки я успешно справилась. Они порвались до дыр. Без жалости не взглянешь.
А вот оставить... В последний день я поняла, что лететь-то домой мне собственно не в чем. Или к кроксах. Или в рваных кроссовках.
Ну, вы уже поняли, что я выбрала.
Видели бы взгляд, каким одарили мои сокровища соседки в самолёте...

Я уже сама себе с этими кроссовками начала напоминать ту безумную тётушку в старой рваной одежде.
Поэтому пришлось проявить усилие воли, чтобы окончательно с ними расстаться.

Вот странное дело. Я вообще-то равнодушна к вещам и без сожаления расстаюсь с ними. Не важно новые, старые. Могу отдать, подарить, потерять. Не жалко. Это же вещи. Но бывают редкие исключения. И тогда я снова и снова, осматривая потёртости, дырки, щербинки прикидываю: ну, ведь это ж ещё ничего, это ж можно использовать...