August 9th, 2018

Айсберги. Первые встречи.

Первая встреча с айсбергами - она волнительна до невероятности. Как встреча с первым листиком на ветке после долгой зимы. Как первый луч солнца после полярной ночи. Как...

Эх, да что там говорить. Если бы экипаж "Титаника" вглядывался в горизонт в ожидании айсберга так, как пассажиры нашей яхты, глядишь и одной из главных морских трагедий удалось бы избежать.

Оказавшись в районе обитания айсбергов, люди радуются первой же проплывающей мимо льдинке, тщательно запечатлевая её на десятки фотоаппаратов в сотне всяческих ракурсов.
А потом выходят в море. И видят там настоящий айсберг. И фото первой льдинки конечно же летит в мусорную корзину.

DSCF9728

И глядя на эти белые махины сложнее всего осознать, что это не статичная конструкция, что они постоянно куда-то движутся.
Как поётся в старинной народной песне: "и несёт его течением по бескрайним по морям..."
А ещё сложно представить, что 90% айсберга находится под водой.

Он же и так такой нереально огромный... А уж под водой... Невообразимое зрелище.
Чтобы это зрелище хоть немного вообразить, в планах у нас было ныряние вдоль айсбергов. В смысле - вглубь.
Но про ныряния - это будет в следующих сериях. В первый день мы не ныряли. Мы восторженно смотрели на всю эту красотищу, постепенно привыкая к этому зрелищу.

Это уже потом мы будем сперва осторожно плавать рядом с ними, чуть прикасаясь к ледяной поверхности. Кружить вокруг, нырять заглядывая в потаённые глубины. Потом - весьма фамильярно залезать на айсберги. И даже толкать их. Но это как обычно в отношениях и бывает - всё будет потом.
А сегодня про первую встречу - трепетную и издалека.

Вот она - та первая льдинка. Маленькая модель айсберга обгрызенная водой и солнцем.

Collapse )
promo nemihail 10:00, yesterday 84
Buy for 60 tokens
Время бить тревогу. Когда-то самое престижное место в Москве, за очень короткий срок превратилось в одно из самых токсичных и опасных. (кадр из к/ф Волк с Уолл-Стрит) Считается, что Москва-Сити - детище чуть ли не самого Сергея Юрьевича Полонского. И, что удивительно, его сомнительная…