?

Log in

No account? Create an account

Жизнь как приключение

Previous Entry Share Next Entry
Папуа - Новая Гвинея. Восхождения на Гилуве. Окончание.
olly_ru


10.09.13
Спала я не долго. Часа два. Проснулась от того, что поднявшийся ветер безжалостно трепал палатку, а по стенкам и полу текла вода.

Но я ж упорная. Изобразила из коврика и многочисленных пакетиков отсровок сухого пространства и попыталась опять заснуть. Ибо шла уже четвертая почти бессонная ночь, и организм пытался наверстать упущенное.

Вдруг под очередным порывом ветра раздался «крак», и палатка как-то потеряла форму. Еще надеясь на лучшее, то есть на то , что это колышек из земли вылетел, полезла на улицу. Увы, лучшее не произошло. Это оторвалось крепление стойки. И теперь колышек-то был на месте, а палатка бесформенно колыхалась по воздуху.

Но я не только упорная, я еще плохо спросонья соображаю. Палатка стремительно теряла форму и набирала воду, а я пытаясь отвоевать сухое пространство опять забралась в спальник в надежде поспать.

Полчаса ворочаний и соображаться стало как-то лучше. Я вся продрогла, вещи намокали...
Самое время было впасть в отчаянье или хотя бы начать паниковать.
Но как опытный путешественник уж я то знаю, что паника - не наш выбор. Поэтому я глубоко вздохнула и досчитала до десяти, чтобы принять взвешенное решение. Очень помогает.

И стало понятно, что если вот прямо сейчас быстренько не скремниться и не перейти к активным действиям, дальше будет совсем плохо. А в спальнике хоть и зябко, да все лучше чем среди этого мокрого месива. И так не хочется из него вылезать.

Только путь этот тупиковый. Чем больше лежишь так, тем холоднее и ленивее двигаться становится. Пришлось скремниться. Нужные для ночлега вещи покидала в рюкзак, ненужные упаковала в баул, натянула сапоги, захватила коврик... И пошла в ту ужасную пещеру. А куда деваться-то.
Кроме дождя и ветра на улице еще был туман. Такой плотный, что фонарик с трудом пробивал на метр. А пещеру надо сказать, найти и на свету-то дело не простое... В темноте – маловероятное. А вот в плотном тумане вообще безнадежное.

Я побрела вниз по склону на удачу. Поняла, что сегодня удача не со мной. И вот картина:
Стою я посреди склона, уходящего неизвестно куда. Вокруг пронизывающий до костей ветер и ледяной дождь. Ничего не видно. И я такая вся продрогшая кричу: «Хело! Экскьюзми! Я хэв э литтл проблем»
И наконец не выдержав во всю силу легких: эгегей!!!!

Случилось чудо и ниже по склону в тумане появился луч света. Чудо - потому что в принципе в пещере ничего не слышно. А если бы я пещеру не нашла было бы совсем фигово. И неизвестно чем бы все это закончилось.

После всех передряг пещера показалась раем. Раем при жизни. Мне освободили мою лежаночку. Я расстелила имущество. В пещере было тепло и абсолютно сухо. И уже наплевать было на пять аборигенов и запах костра. С убеждением, что жизнь удалась, я залезла в спальник и наконец заснула.

Проснулась от того, что рядом велась оживленная беседа. Соламон обсуждал с кем-то предстоящее восхождение. Вернее его отмену. Этот кто-то говорил: «Если погода хорошая, то конечно мы должны идти, но это горы. Погода плохая и мы не должны идти. Мы не виноваты. Это погода.» А Соломон возражал, говорил, что его рабоа идти на гору. А этот второй говорил, что работа работой, а погода погодой. Соломон возражал. Но кажется тоже все больше склонялся к варианту никуда не идти.

Сейчас, когда я это написала, то поняла, что выгдядит все это как бред. Какая-то пещера древнего человека, папуасы сидят и обсуждают погоду и работу, я, украдкой следящая за их беседой... А главное, такая все понимающая.

Но так как Соломон и остальные папуасы были из разных деревень, то говорили они на пиджине – этакой смеси английского, немецкого и папуасского. А уж слова: везе, маунтайн и арбайтн я даже спросонья различить могу. Ну и вообще, есть у меня такая удачная особенность – находясь среди носителей языка я начинаю интуитивно понимать этот язык. Так у меня например всегда происходит в испаноязычных странах. В принципе не зная испанского через некоторое время нахождения в испаноязычной среде я начинаю понимать и даже немного говорить на нем.

Вобщем, ситуация складывалась не лучшим образом. Но нельзя сказать, чтоб была безнадежной. Во-первых, я собиралась в любом случае остаться в базовом лагере и ждать пока погода не улучшится. Благо на следующие несколько дней была запланирована культурная программа, от которой я вполне могла отказаться. А во-вторых, и это главное, Соломон ни разу не был на Гилуве. И судя по всему очень хотел попасть на вершину. И пока мужики из деревни убеждали его спокойно спать до утра, а потом уходить, он не терял надежду и ходил на улицу смотреть погоду.

И случилось чудо. Буквально за полчаса дождь прекратился, ветер стих. Тут пришло время мне проснуться и спросить, что там с восхождением.

Мои друзья сказали, что с восхождением все хорошо, но оно откладывается, потому что они только сейчас начнут готовить завтрак. А мне лучше как можно скорее покинуть пещеру, потому что сейчас они зажгут костер и будет дым. Эти дети природы решив видимо, что слова я понимаю плохо тут же наглядно продемонстрировали, что они имеют ввиду, разведя костер. Дико откашливаясь от дыма я практически мгновенно кое-как запихала вещи в рюкзак. Что характерно, увидев, что я поняла их и ухожу, они тут же погасили костер и терпеливо дождались пока я покину помещение. Заодно пока я собираюсь, попросили таблетки от головы и от горла. Я конечно дала им таблетки, но посоветовала поменьше дымом дышать.

Выползла на улицу, посмотрела на небо и просто замерла от восторга. Все небо было усыпано звездами размером с кулак. И это не преувеличение. Давно я не видела таких огромных и ярких звезд. Далеко внизу переливался огнями Маунт Хагген.



На вершину я решила идти в резиновых сапогах. Ботинки мои накануне безнадежно промокли. За ночь они естественно не только не подсохли, но и впитали кажется всю влагу мира. Поэтому идти в них было занятием изначально безнадежным. Вот я и решила попробовать новый для себя вид обуви – резиновые сапоги. Уж не помню когда я в них ходила последний раз. А на восхождения уж точно никогда не ходила. Вобщем, хорошо сделала. Потому что первая половина пути пролегала по какому-то болоту.

Пошли мы на восхождение вчетвером: я, Соломон, Вили и еще один человек, на которого накануне нагрузили все вещи. На этот раз он нес большой фонарь и искал тропинку. Они вдвоем с Вили убежали вперед, а мы с Соломоном шли неторопясь. Вернее, он может быть и торопился бы, потому как в его одежде очень холодно было. Но я твердо придерживалась принципа тише едешь, дальше будешь. Вместо фонаря Соло использовал фонарик мобильного телефона. Вот такой настоящий горный гид: в рваных ботинках городского типа, джинсах, толстовке и с мобильником вместо фонарика. Я конечно в своем флисе и гортексе выглядела на фоне моих проводников крайне нелепо.



Дорога сначала шла ровно, иногда немного набирая высоту. Я прикидывала, что по альтиметру до вершины осталось метров 500 и непонятно, почему нам идти 6 часов. Наверняка мои друзья опять что-то преувеличили. И вдруг тропинка повернула и начала круто спускаться вниз. Я надеялась, что это вот-вот закончится, что это какая-то ошибка. Но мы по-прежнему шли вниз, а фонарик нашего разведчика светился гораздо ниже. Таким макаром мы сбросили 300 метров высоты. И стало понятно, откуда взялись шесть часов.

Почти три часа мы шли до этого места. Теперь до вершины было 800 метров по высоте. А это как раз три часа ходьбы.



Начало светать. Наш носильщик фонаря свою миссию выполнил. Разжег костер и остался греться. Дальше мы пошли втроем.



Затяжной подъем по травянистым склонам. Шаг за шагом мы приближались к вершине. Так как тропинка была достаточно однозначна, то шли особо не заморачиваясь, растянувшись. То они содились по телефону поболтать, то я останавливалась пофотографировать. То я уходила вперед, то Вили, то Соло. Хорошо вобщем шли, ненапряжно.





Вот уже осталось набрать метров 200. Фактически вот она вершина – рукой подать. Склон стал как-то правда неприятно крутым. Неприятно, потому что мокрая трава на крутом склоне – это всегда неприятно, идти тяжело, а падать легко.



И вдруг Вили идущий впереди остановился и сказал, что дальше че-то совсем плохо, нет тропы и идти нельзя. Подошел Соломон. Тоже покивал головой и сказал, что идти дальше опасно, потому что надо поворачивать налево. Налево уходили скалки с травянистыми полками. Под ними – крутой склон. Есть куда падать, и упав далеко лететь.

- А если прямо вверх идти?
- Нет, там прохода не будет, там скалы.
- А направо обойти?
- Нет, обойти можно только слева, там заход на вершину. По другому никак.

Но налево тоже было не очень как. Соломон как заведенный твердил «нарроу». А Вили ничего не твердил, он ждал, когда мы закончим бесполезную дискуссию и пойдем вниз. Не выдержав наконец сказал:
- Тут дальше нехорошее место. Вот и тропа закончилась. Обычно туристы доходят до этого места. Вот она вершина, рядом. Чего еще надо?

Тут я прифигела. Чего надо? Он что, серьезно?!
Но судя по всему они оба были весьма серьезны в своих намерениях повернуть назад.
Самое время опять было впасть в панику. И я опять глубоко вздохнула... Но терпения хватило доссчитать только до трех :)

Дальше я выдала гневную тирраду от возмущения перемежая английские, русские и папуасские слова. Тиррада была настолько гневной, что трава пожухла, скалы вздрогнули, а мои проводники пожалели о том дне, когда решили прогуляться на Гилуве в компании с русской туристкой...
Но общий смысл был где-то такой:

- Это проблемы других туристов. Мне нужно подняться на вершину. Вон там выше можно пройти.

Соломон решил попробовать. Подошел поближе к скалам и сказал опять «вери нароу» и встал в ожидании моего решения.

Но во-первых, я же видела, что по этой полке можно пройти. Стремно конечно, но можно. А во-вторых, как не дойти до вершины?! Не дойти до вершины это значит отказаться от своего проекта, потому что другим то конечно можно наплести, что была на вершине, ну подумаешь, почти на вершине, но себе-то не соврешь. Тут либо на вершине, либо без вершины. Почти не считается. И у меня даже не было сомнений, что надо пробовать, надо идти вверх. Были сомнения конечно, что попытка увенчается успехом, но тут уж либо пан, либо пропал.

- О кей, я покажу вам, что здесь можно пройти.

Соломон отошел в сторону, сказав, что я конечно могу попробовать, но это невозможно.
Место действительно было неприятное. И на склоне-то на этом стоялось не очень хорошо, того и гляди на траве этой вниз поедешь. А уж лазать по скалам... Но вспомнив альпинистскую молодость – что мы по таким скалам без страховки не лазали что ли. Лазали конечно, правда не в резиновых сапогах, но это уже детали...

Шаг, еще шаг... Неприятно конечно, когда под ногами пропасть, а под руками трава. Но это всего лишь несколько шагов. И я их сделала. Несколько шагов, которые и решили всю судьбу восхождения.

- Эй, ребята, это не сложно. Вы со мной или дальше я иду одна?

Когда все было позади, стало понятно, что это действительно не сложно, всего лишь очень неприятно. Всего лишь требует немного перебороть себя и решиться.

Вскоре из-за угла показался Соломон:
- Да, это не сложно. Но если бы ты не пошла, я бы никогда не пошел.

За ним вылез Вили. Теперь до вершины оставался небольшой подъем и остановить меня не могло уже ничто.



От пережитого произошел всплеск адреналина и я поперла как танк. Мужики скромно шли сзади, видимо давая мне насладиться моментом или решив, что от психов лучше держаться подальше :).

Я вылезла на вершину, обняла железную палку и закричала «Ура!!!». Сложно передать, что я чувствовала. Изначально восхождение выглядело как легкая прогулка: ну что можно ожидать от горы высотой 4200 в теплой Папуасии. На самом деле этот вулкан дался сложнее всех. Как-то драматичнее, что ли. Поэтому эмоции захлестывали. Мои проводники вышли на вершину и громко мне зааплодировали. А потом сказали, что никогда не были на вершине, и если бы не я, то так бы и не побывали. И они мне очень-очень благодарны. Особенно был благодарен Соло, потому что видно было, что в нем спортивный азарт не умер, как это бывает у многих проводников, и ему очень хотелось взойти.
На бесконечные спасибо и восторги я скромно сказала:
-Не стоит благодарностей... Эта вершина – это мой подарок для вас.
И я ощущала себя королевой Папуасии, которая раздаривает вершины.


Безмерно счастливый Соломон




Вот такая своеобразная книга записи побывавших на вершине. Увы, я не знала о такой традиции и ничего подходяще пишущего не взяла.

Спуск был догий и мучительный. Надо было спуститься к базовому лагерю. Вернее спуститься, потом подняться, потом опять спуститься. А дальше пройти весь путь, пройденный накануне.







Под конец ноги совсем не слушались меня. Они скользили по грязи, по бревнам, и я до сих пор удивляюсь как я нигде не навернулась.

Догнав меня Вили рассказал, как месяц назад водил одного русского на Гилуве.
- Но мы не дошли. Дошли до того опасного места. А дальше не смогли
- Кто не смог. Он или ты?
- Я...
Вобщем, я даже не удивилась.







Мужики шли растянувшись по лесу то и дело издавая воинственные кличи и распевая победные песни. Лил дождь.
- Когда мужчины возвращаются из буша с удачной охоты всегда льет дождь, - пояснил мне Соло.
- Да здесь похоже всегда льет дождь, - мрачно ответила я.

И я была права. Кстати, про погоду. Как мне сказали, в этом районе Папуа есть только два сезона: сухой и влажный. При чем они сменяют друг друга по нескольку раз в день.

У деревни нас уже поджидал Стивен на машине. Деревенские жители, как с ближайшей родственницей распрощались со мной. Соломон без остановки всем рассказывал, как я заставила его пойти до вершины. Впрочем, он делал это в течении всего дня и я уже привыкла :)

Бунгало. Горячая вода. Электричество. Еда. Я раскидала все мокрые вещи по комнате. А мокрыми были практически все вещи. И наконец-то легла, чтоб полноценно проспать 12 часов.



promo olly_ru march 1, 2015 15:15 143
Buy for 50 tokens
Нет. Говоря по существу - это вовсе и не моя книжка. Хотя мое имя значится на ней в качестве автора. Это книжка обо мне, о моем проекте "7 Вулканов" за год, написанная коллективом авторов и прочих специалистов на основе моих фотографий и записей в ЖЖ. Если бы я сама делала эту книгу, она была…

  • 1
(Deleted comment)
В Папуа - Новой Гвинее полно гор. Я бы сказала, сплошные горы.
Лаборатория Касперского спонсирует мой проект восхождения на самые высокие вулканы континентов.

(Deleted comment)
Конечно не против. Я читателям всегда рада :)

(Deleted comment)
Да, история. Прочитала новое для меня слово - скремниться. Хорошее слово, беру в свой запас. Горжусь вашими несколькими шагами, вот честно горжусь, Антарктидой так не гордилась. Может быть вы стали лучше писать? :)). Я прямо их сделала вслед за вами.

Спасибо. Прям в краску меня вогнали.
Насчет лучше писать - не думаю. Бывает под вдохновение получается передать свои эмоции, но не всегда.

Здорово. А на Эребус вы уже всходили?

Не ходила. А зачем мне туда?

Точно. Самый высокий вулкан - Сидлей. Попутал, так как Эребус действующий, а Сидлей - потухший. Тогда переиначиваю вопрос, были ли вы на Сидлей?

Да. Это был самый первый вулкан, на который я взошла в рамках проекта. Еще в январе. Вот, если интересно по ссылке можете почитать
http://olly-ru.livejournal.com/tag/%D0%A1%D0%B8%D0%B4%D0%BB%D0%B5%D0%B9
Или по тегу "Антарктида" почитать вообще о всей моей антарктической эпопее.

даже читается с напрягом. то есть, написано хорошо, но читаешь- и прям чувствуешь, как это все неуютно и через силу было. напряженный рассказ.
как хорошо, что все закончилось так хорошо )

и одной в пещере с 5 папуасами... да, этому точно не позавидуешь.

Да уж. За время этого восхождения я пережила немало неприятных минут :( В психологическом плане это было конечно самое напряжное восхождение из всего проекта.

Все, я заболел. Хочу с Соломоном на этот вулкан.
И вообще - здорово летать по всему миру и покорять вершины!!!

Вершины не покоряют. Это они покоряют нас :)))

)
Место особенное, даже по фото чувствуется.

  • 1